Rambler's Top100

List Banner Exchange
Алексей Ходорыч

Большая пайка 

 

Может ли ламповый стереофонический усилитель стоить, например, $57 тыс.? Ответ: конечно, может — именно столько и стоит усилитель Wavac. А бывают усилители за $1 тыс., но обеспечивающие примерно такой же звук? Ответ: бывают — их строят многочисленные российские умельцы. Тогда почему они до сих пор не озолотились, подобно контактам на такого рода устройствах? В этом вопросе попытался разобраться спецкорреспондент «Денег» Алексей Ходорыч.

 

ЛЮБОВЬ К ЗВУКУ Для начала — о тех, кому необходимы подобные усилители, а также соответствующие акустические системы и прочие аудиокомпоненты. Их называют аудиофилами Аудиофилов категорически не устраивает звук, извергаемый «бумбоксами» или музыкальными центрами за пару сотен зеленых. Им нужна «хорошая» музыка «Хорошая» — значит максимально приближенная к оригинальному ее звучанию во время записи. Тот же 200-долларовый музыкальный центр оригинальное звучание серьезно искажает, а значит, значительно снижает ценность записанного на CD материала. Кстати, завзятый аудиофил и к самим CD относится с прохладцей, предпочитая им старомодные виниловые пластинки. Считается, что цифровой способ записи когда музыка записывается в виде нулей и единиц, делает звук ненатуральным. Винил же напротив, подает музыку в приятном уху аналоговом формате.

В общем аудиофилы относятся к музыке с малопонятным непосвященному сакральным пиететом и готовы тратить значительные средства, чтобы иметь возможность наслаждаться минимально искаженным звучанием. При создании домашних комплексов, состоящих из правильно расставленных акустики, усилителя, источника сигнала и соединительных кабелей по цене $200 за метр, в расчет берется не только конфигурация интерьера, но и материалы, из которых этот интерьер изготовлен. Словом — натуральная магия, которая при всей своей непостижимости для неподготовленного человека приносит мировым грандам Hi-End оборудования (так принято называть технику, позволяющую воспроизводить музыку наиболее качественно то есть с наименьшей коррекцией) миллиарды долларов в год.

Эту индустрию обслуживают сотни специализированных журналов, многие из которых прекрасно иллюстрируют мысль, что качество звучания является понятием сугубо субъективным. Например, изучив подшивку одного из самых известных такого рода изданий, американского журнала The Absolute Sound, вы не найдете убедительного подтверждения обоснованности высокой стоимости аудиофильского оборудования оценки все больше из разряда эмоций. Отнюдь не отрицая того, что в звучании Hi-End есть своя прелесть, отметим, что более подходящую область для бизнеса придумать сложно. Александр Эрлих, руководитель проекта www.hi-fi.ru: Конечно, проще разочароваться в системе стоимостью $1 тыс , чем в системе за $100 тыс. Это уже из области психологии. Неужели штуковина за $100 тыс. может звучать плохо? Конечно, комплекс за $100 тыс. будет играть безусловно лучше, чем за $1 тыс. Другое дело, что качество изменяется нелинейно относительно цены и вопрос — где остановиться? Ведь часто кусок говядины, приготовленный в домашних условиях, ничуть не хуже, а порой и много лучше, чем такой же кусок из престижного ресторана. К тому же он на порядок дешевле. Но ресторан есть ресторан, к тому же не все умеют готовить.

Кстати, о говядине. Большинство российских умельцев, с которыми мне удалось пообщаться, абсолютно уверены, что известные западные компании уже давно прекратили эксперименты с целью обеспечения технического прогресса в своей области. А вот сами российские умельцы, будучи энтузиастами, вроде как непрерывно ведут работу по улучшению конструкции и качества своих изделий.

Владимир Зимаков, гендиректор компании Z-audio Ultra-Fi Systems: В исследования на Западе вкладываются сотни миллионов долларов в год, поэтому предположения российских умельцев не совсем верны. С другой стороны, я сравнивал компоненты одних и тех же производителей в одной ценовой категории, выпущенные сегодня и 20 лет назад, и вынужден признать, что качество звучания последних намного лучше. Трудно сказать, в чем тут дело. Может, минимизировать затраты как-то пытаются — но это так. Может быть, дело еще и в том, что окончательное решение о внедрении той или иной разработки в производство принимают не специалисты по звуку, а маркетологи. Им нужны устройства, которые могут продаться. А хорошо продаваться будут устройства с хорошим обоснованием качества своего звучания, с легендой. Какая-нибудь лазерная обработка поверхности, кристаллы, изготовленные в космосе,— да что угодно Глав, чтобы это цепляло потребителя, пусть и не влияя на реальное качество. А уж ангажированность журналов, где все это преподносится в красках, даже не обсуждается. Я недавно ради интереса просмотрел подшивки журналов Stereofile, Hi-Fi Choice, Hi-Fi News and Record Review и Audio за два года — одни и те же изделия всячески превозносятся в разных изданиях в одно и то же время. Вместе с тем я бы не стал утверждать, что усилители и акустика, сделанные в России «на коленках», обладают каким-то суперкачеством и любопытной схемотехникой. Хотя достижения, конечно, есть. Без значительных инвестиций в исследования и продвижение товара существенные успехи в этом бизнесе невозможны.

Этот бестрансформаторный усилитель (OTL) российской сборки стоит $3,5 тыс. Аналогичный по звучанию зарубежного производства — порядка $15 тыс.

 

БЕЗ СРЕДСТВ По поводу реальной отдачи инвестиций в исследования многие российские разработчики с Зимаковым готовы поспорить, ссылаясь на то, что главный оценочный параметр в области аудио — качество звучания — описать в физических терминах невозможно, тут все субъективно, и потому создание аудиокомпонентов больше искусство, чем наука. Следовательно, щедрое финансирование исследований вовсе не гарантирует какого-то серьезного прорыва в области улучшения этого самого качества. И наоборот. В качестве примера часто напоминают что эталонным усилителем американский журнал Stereofile признал ламповый аппарат бывшего россиянина Хоменко, созданный без всяких дорогостоящих исследований и при этом уступающий лучшим изделиям наших соотечественников.

Но проблемы, конечно, есть Дмитрий Свобода, руководитель акустического центра кафедры радиовещания и электроакустики Московского университета технический связи и информатики. Вот уже девятый год подряд мы проводим выставку «Российский Hi-End». Любопытных наработок много. Но их техническая реализация, равно как и исполнение, часто оставляет желать лучшего — можно сделать уникальную вещь для себя, но при серийном производстве начинаются проблемы.

А вот по соотношению цена-качество с продукцией грандов конкурировать можно, и весьма успешно. В порядке вещей, когда при сопоставимом качестве российский Hi-End дешевле западного в три-четыре раза (бывает и более). В связи с этим кажется странным, что российские аудиопро-изводители по большей части перебиваются с хлеба на квас. Причина все та же — отсутствие инвестиций. Для того чтобы продавать вещь стоимостью $ 1 тыс. за $57 тыс., нужна реклама. И чтобы продавать ее за $ 1,5 тыс. но в больших объемах — тоже. Пусть ваш товар в миллион раз лучше, чем у конкурентов,— вы все равно должны если не убедить, то хотя бы известить об этом потенциальных покупателей. А на такое у большинства российских производителей сил нет.

Одно из самых успешных профильных предприятий — студия Александра Клячина — продает собственные усилители и акустику не более чем на $8 тыс. в месяц. И при отсутствии финансовых вливаний в раскрутку товара это, похоже, предел.

Акустику и усилители по чертежам Александра Клячина изготавливает его партнер из Ставрополя компания ZKI (справа директор компании ZKI Константин Запорожцев)

 

Александр Клячин: Разработанная мною акустика изготавливается в Ставрополе компанией ZKI. Пара колонок, по звучанию аналогичных западным стоимостью $1,5 тыс, стоит у нас $500. Себестоимость — около $200. Прибыль мы с ZKI делим пополам. Примерно такая же схема действует и по моим ламповым усилителям. Разница в том, что часть усилителей для меня делают подрядчики в Москве. Акустика у меня просто очень хорошая, а вот усилители можно по ряду параметров считать уникальными. Однако с учетом всех расходов мне остается порядка $1,5 тыс. в месяц на жизнь. Если бы на меня вышел вменяемый инвестор, я бы смог создать крупное и успешное производство той же акустики. В принципе речь может идти практически о любой сумме. Например, об $1 млн. В этом случае имело бы смысл перенести сборку в Китай, а продвигать товар можно было бы и на западные рынки.

Валентин Костин, генеральный директор компании «Валанкон». Без серьезных инвестиций о крупном бизнесе в нашей сфере говорить не приходится. У нас есть любопытные разработки в области усилителей и акустики, но сегодня основные деньги мы получаем на инсталляции домашних кинотеатров — там эти разработки используем. К тому же усилители и акустика сами по себе продаются не очень хорошо. Я слабо представляю, кто мог бы быть здесь инвестором. Западным производителям наши разработки даром не нужны. И не потому, что разработки плохие. Как раз наоборот. Просто у них есть собственные, в создание которых уже вложены деньги и которые нужно продавать. Российские же инвесторы пока только присматриваются, а денег не дают.

Почему не дают — тоже, в общем, понятно инвестор вряд ли захочет вложиться в то, о чем имеет слабое представление. Андрей Попков, директор салона РАС: Наш салон специализируется именно на продукции российских производителей. Не скажу, что продажи идут очень уж успешно. Крупные салоны, торгующие Hi-Fi и Hi-End, российское не берут, и не только потому, что имеют какие-то обязательства перед западными поставщиками, но и из-за отсутствия рекламы.

Николай Ефремов, главный редактор журнала «Салон АВ». Сколько бы ни говорили, что хороший товар не нужно рекламировать, что его можно продавать, только пользуясь откликами от тех, кто уже купил, — это не так. Покупатели по-прежнему относятся к российским товарам с недоверием. В Москве каждый месяц продается высококачественных аудиокомпонентов на $5—10 млн. и на отечественные приходится не более 1 %. Зачем инвесторам рисковать?

Владимир Зимаков: Инвесторам нужно нечто большее, чем заверения производителей, что их продукция самая лучшая/ Мне видится здесь только один способ — участие в западных крупных выставках/ И вообще ориентация на западный рынок, с тем чтобы через него прийти в Россию, имея уже более весомые аргументы, чем просто слова. Как в боксе — чтобы победить, нужно идти на противника. А идти на противника нужно, демпингуя. Вряд ли кто на Западе будет покупать российский усилитель за $20 тыс, если есть товар известных мировых производителей в той же ценовой категории, в рекламу которого вкладываются огромные деньги. Прийти и что-то продать втридорога не получится, сначала нужно закрепиться.

 

ДЕНЬГИ НА ЧУВСТВЕ Справедливость этих слов подтверждается практикой. Питерская фирма «Золотая середина , участвуя в западных выставках, наладила сбыт усилителей в Германии и Канаде, питерская же «Паст аудио технолод-жи» сегодня продает свою стеклянную акустику (разработчик — Анатолий Девеченский) в Швеции.

Валерий Панков, президент новосибирской компании «Эраудио Лимитед». На Consumer Electronic Show в Лас-Вегасе в начале 2002 года мы попали в число финалистов в разделе Hi-End Audio. Из трех финалистов только мы представили усилитель для стереосистем — у двух других были акустика и ресивер для домашнего кинотеатра, так что можно считать, что наш усилитель был лучшим на выставке. Правда, довольно дорогим — $35 тыс. Нами сразу заинтересовались. Западные партнеры хотят с нами работать, но посоветовали сделать более демократичную модель. Мы ее уже готовим.

Кстати сегодня западный рынок успешно осваивают и производители из бывших советских республик. Например белорусская компания Sound-e-motion и эстонская Audes, специализирующиеся на акустике.

А вот пример проникновения на западный рынок несколько иного характера. В начале 2002 года группа российских инженеров зарегистрировала в США компанию Aleks Digital Technology Inc. Она тоже активно участвовала в западных выставках и достаточно быстро нашла инвестора.

Александр Ян-Беляевский, руководитель российского подразделения Aleks Digital Technology Inc.: Используя свои наработки и американские деньги, мы наладили производство усилителей в Китае, сейчас объем продаж нашей продукции в мире составляет $1 млн в месяц. В данный момент строим собственный завод в Китае, думаем, в $1 млн. уложимся. Собственно, я не вижу, что может помешать повторить наш путь любой другой компании,— просто нужно быть поактивнее. Отечественная акустическая школа одна из лучших в мире, и, значит, в бизнесе на устройствах, в которых главное — научные разработки, россияне могут добиться значительных успехов.

В Китае разместила свое производство и российская компания «С-аудио» (торговая марка Sven) которая серьезно занялась аудиофильской акустикой в прошлом году,— до того она специализировалась на компьютерном аудио (кстати, «С-аудио» и упомянутый выше Александр Клячин сейчас пытаются договориться о сотрудничестве).

Но самых больших успехов на рынке хорошего звука добилась компания значительная часть производства которой располагается в России Речь идет о торгово-промышленной группе «Автоаудиоцентр» которая базируется в Реутове. Компания торговала автомобильным аудио и в 2000 году с брэндом «Урал» фактически взяла под контроль сектор демократичной техники. В строительство завода в Реутове и научные разработки группа вложила порядка $2 млн. В итоге были созданы автомобильные аудиокомплексы, которые, по словам разработчиков, не имеют аналогов в мире. Например, аппарат Ural-Concept, который представляет собой вычислительную платформу с возможностью добавления и изменения функций. Сегодня «Автоаудиоцентр» реализует порядка 100 тыс. проигрывающих устройств и 200 тыс. акустических систем в год только по Ural-Concept в этом году запланированы продажи на $4 млн.

Юрий Логинов, президент компании «Автоаудиоцентр». Заниматься производством непросто — тем не менее, по данным исследовательских компаний COMCONu«Gfk-Pycb», сейчас в наших руках 10 % рос сийского рынка автоаудио, дальше будет больше. Но мы планируем осваивать и зарубежные рынки. Нашими наработками уже заинтересовалась Samsung, а в начале этого года «Автоаудиоцентр» заключил предварительное соглашение с компанией Delphi — разработчиком и производителем комплектующих для General Motors — на поставку модели Ural-Concept. Ее предполагают использовать в качестве унифицированного устройства, совмещающего функции бортового компьютера и мультимедийного центра. Проекты по выпуску хорошего аудио в России я оцениваю как вполне реальные — необходимые интеллектуальные ресурсы у нас есть, их нужно просто правильно использовать.

Действительно, сегодня можно прогнозировать достаточно высокую эффективность инвестиций в подобные проекты. Хороший звук в доме — важный компонент и признак благоустроенной жизни, а коль скоро качество жизни в России в целом улучшается, следует ожидать, что он вот-вот пойдет в массы.

Другое дело, что у многих аудиоумельцев нет желания делать на этом бизнес. Ведь речь идет о звуке а это уже сфера чувств, как ни крути. Да и хорошо, что не все на этом свете предназначено для продажи.



Журнал "Деньги" №11

2003

 

| Главная | Мастерская | Справочная | Советы | Статьи | Схемы | Программы | Барахолка | Ссылки

| Гостевая | Форум | Реклама | Клуб друзей | Магазины | Рейтинг сайтов |

List Banner Exchange lite

RadioTOP-рейтинг радиотехнических сайтов

Rambler's Top100

Ваши пожелания присылайте по адресу: audiohi-fi@yandex.ru

При использовании материалов, обязательна ссылка на: http://audiohi-fi.narod.ru/

Copyright © Audio Hi-Fi. 2001. Москва. Николай Романов.